Быть собой, быть счастливым

Профессиональная поддержка на пути к себе

Tag: доверие

Доверие vs слепая вера (Вторая часть про доверие).

Доверие vs слепая вера Вторая часть про доверие
(автор фотографии — Дина Бова)

В мае 2011 у меня был очередной переезд. Я приехала заключать договор на аренду квартиры. Симпатичный мужчина лет 35-40 сказал «Я Дима, хозяин». Когда мы перешли к заключению договора и агент попросил документы, оказалось, что паспорта у Димы с собой нет, документов на квартиру – тоже, и вообще он не владелец, а сын хозяйки, которая сейчас живет «где-то в другом месте». Агент предложил перенести встречу, пока не появятся все документы. А я почесала в затылке и… «доверилась миру».

В тот период я была в каких-то очередных «духовных» течениях и думала, что если я миру доверяю, то мир меня не подведет и не обманет. Проблем с квартирой действительно не возникло. (Впоследствии я прожила в ней три года и съехала по личным причинам.) И это укрепило мою позицию в «доверии миру».

Спустя полгода я снова «доверилась миру» и практически добровольно отдала мошенникам почти полмиллиона (476 тысяч) честно заработанных денег. «Поймала» вирус на ноутбук (антивирусником я не пользовалась, потому что «доверяла миру»), попала на фишинговый сайт вместо сайта альфа-банка, «слила» логин-пароль от интернет-банка, а потом еще добровольно назвала позвонившим мошенникам код из смски, которая оповещала меня о снятии денег со счета. (*facepalm*)

У меня было достаточно знаний и технических средств, чтобы проверить этот сайт и разобраться, что происходит. Сайт был сымитирован довольно «топоторно» и при ясном взгляде вызвал бы недоверие сразу. Но взгляд у меня был замутнен некорректными установками. (И некорректно назначенными медицинскими препаратами, что тоже к вопросу о доверии.)

Было еще много историй, когда я слепо доверяла и при этом все обходилось, и когда, наоборот, я «садилась в лужу» из-за слепой веры. В мире есть и честные люди (всё не так плохо, как освещают некоторые новостные ленты и ТВ-каналы), есть и мошенники (все не так радужно, как освещают некоторые другие СМИ). Есть и честные люди, которые могут ошибиться по невнимательности или что-то не учесть и через это нанести какой-то ущерб – просто случайно. (Еще в юности был эпизод: покупатель расплатился за товар, я взяла крупную сумму денег и не пересчитала, сказав «Я вам доверяю», на что мужчина мне ответил «Пересчитайте, я ведь мог просто ошибиться».)

При всем при этом мир нам ничего не должен. Сколько миру ни доверяй, мир не обязан гарантировать нам безопасность. Гарантировать безопасность должны были родители, когда мы были крохами. А теперь, когда мы уже сами себе большие и взрослые, единственный гарант безопасности – это мы себе сами. В мире есть разные возможности – и обмануть, и обмануться, и играть честно, но выбираем мы сами.

Да, в социуме есть определенные договоренности, которые помогают выжить. Например, светофор на дороге. Но ведь на красный свет может неожиданно проехать скорая, или полиция, или таксист «с активной жизненной позицией», или водитель в измененном состоянии сознания, или человек, который потерял управление автомобилем или собой (потерял сознание, внезапно умер). Т.е. даже «зеленый человечек» не отменяет необходимости посмотреть по сторонам, если мы хотим выжить и сохранить здоровье. Формально «виноват» будет тот, кто нарушил правила (поехал на красный), но загубленное здоровье-то оно чьё – не его ведь.

В какой-то момент вроде бы стало все понятно. «На Бога надейся, да и сам не плошай», «Доверяй, но проверяй». Т.е. мир не является целенаправленно злым и ужасным настолько, чтобы «никому нельзя доверять», но в мире бывает всякое и стоит самостоятельно заботиться о своей безопасности.

Но потом случились близкие отношения. Ох уж эти близкие отношения: только подумаешь, что вот уже наконец-то все раны исцелены, как случаются близкие отношения – и бабах – толпища свеженьких тараканчиков выползают из темных уголков бессознательного, шурша своими усищами.

Случились близкие отношения. У меня взыграли огрызки усвоенной когда-то давно «ведической концепции», что мол «мужчине нужно доверять». А по сути, я перешла в состояние ребенка и переложила на мужчину ответственность за свою безопасность и вообще за свою жизнь в некоторых контекстах.

Партнер предложил сделать вариант телесной поддержки, когда один стоит, наклонившись вперед, а второй опирается ему на спину. Я не прояснила деталей, а пошла за идеей слепой веры, что «мужчина мудрый, плохого не предложит, нужно просто молча делать то, что предлагает партнер». Так, неожиданно для меня, на моей спине оказались 90 килограмм мужского тела, оторвавшегося от пола. Физическая подготовка у меня так себе. Устойчивую позу я принять не успела, а моим коленным суставам вообще противопоказана нагрузка. Суставы не выдержали, я упала (партнер сверху), травмировала еще и поясницу вдобавок к суставам. Плохо было и мне, и партнеру.

О чем здесь? О моих иллюзиях, что партнер будет по отношению ко мне внимательным и заботливым и учтет все нюансы, чтобы не сделать мне плохо (перенесла на партнера функции мамы, ага). Партнер знал про мои суставы, но забыл. А я помнила, но ничего не сделала. Хотя в моей ответственности было прояснить все детали этого упражнения, напомнить про суставы, договориться о сигналах моей готовности/неготовности во время выполнения и т.д. В идеале партнер и сам должен был бы знать противопоказания и спросить меня, нет у меня чего, все подробно объяснить и прояснить вопросы страховки и безопасности. Но никто не идеальный. Можно сколько угодно настаивать на частичной ответственности партнера, но здоровье-то моё и заботиться о нем мне.

Проблема «духовных» концепций про тотальное доверие миру/партнеру в том, что они попадают в сознание человека, который еще «застрял» в позиции ребенка. Да, доверие миру/партнеру открывает много прекрасных возможностей, когда человек занимает зрелую позицию, уверенно стоит на своих ногах, сам может позаботиться о своей безопасности, может спрогнозировать последствия своих действий и выборов и берет на себя ответственность за эти последствия, имея в запасе варианты выхода из затруднительных ситуаций или же принимая сам факт того, что «дерьмо может случиться» и это может быть непоправимым. В отличии от человека в позиции ребенка, который искренне не ожидает подвоха и не готов к последствиям, который строит иллюзии, что кто-то должен о нем позаботиться, хотя уже давно никто ему ничего не должен, а если формально по какому-то договору должен, то не факт, что выполнит (как со светофором).

Доверие: кому доверять и в чем доверять.

Доверие кому доверять и в чем доверять
«Важно учиться правильному доверию и недоверию: кому доверять и в чем доверять» – говорила когда-то Ирина Александровна Соловьева, ведущая семинаров по телесно-ориентированной терапии.

Идеальная ситуация, когда у человека есть хороший контакт и с чувствами, и с телом, и со своими наблюдающими и анализирующими частями. И все это работает в единой связке. Т.е. есть доверие себе. Тогда человек просто «чуйкой» определяет, где можно доверять, а где нет. И при этом может привести разумные доводы в поддержку своего решения. Но что если контакт нарушен и еще не восстановлен?

Есть люди, которые доверяют всем и сразу. Есть люди, которые не доверяют никому и никогда. Есть те, кто сразу доверяют, но после первого промаха человека перестают доверять навсегда и во всем. Есть те, у кого доверие выборочно по признакам пола, цвета глаз, высоты голоса и т.д…

Внутри каждого человека есть набор экспертов по доверию: набор внутренних частей, каждая из которых имеет свой взгляд на доверие и ставит свой коэффициент доверия (положительный или отрицательный) тому или иному человеку в той или иной ситуации. У каждой субличности есть свой «вес» (степень значимости), этот «вес» может меняться в зависимости от ситуации. И вердикт «доверять» или «не доверять» изначально выносится исходя из суммарного мнения этих экспертов. (Для тех, кто еще помнит математику: D=k1*w1+k2*w2+…+kn*wn. 🙂

Вот, например, Мария, деловая женщина. Когда она на работе, у нее «рулит» внутренний взрослый, который все оценивает, опираясь на проверенную информацию, поэтому в вопросе заключения сделок она довольно осмотрительна и почти всегда выигрывает. Однако если ей звонят по работе во время отдыха, и ей приходится принимать решение, когда «у руля» довольный и расслабленный внутренний ребенок, она склонна к наивному доверию и в таких ситуациях часто ошибается.

А еще у Марии в детстве была пышнотелая тетушка-веселушка, которая всегда была с ней ласкова, поэтому Мария сразу доверяет полным веселым женщинам. А в старших классах её предала высокая подруга-брюнетка, увела у нее парня, поэтому высоким брюнеткам она сразу не доверяет. Но это всё когда она не на работе.

Её отец злоупотреблял алкоголем, а мама часто говорила, что он ненадежный, как и «все мужики-сво», поэтому мужчинам она склонна не доверять. Однако когда Мария влюбляется, на первый план выходит её внутренний ребенок, который ждет, что его наконец-то долюбят, и наивно всему доверяет. Но стоит избраннику промахнуться, включается внутренний родитель (критикующая мама, у которой «все мужики-сво»), и Мария больше ни в чем не доверяет этому мужчине.

По мере накопления опыта взаимодействия с людьми система должна корректироваться. Т.е. со временем Мария должна бы понять, что не все веселые тетушки «хорошие», и не все высокие брюнетки «плохие». Когда звонят по работе во время отдыха – притормаживать внутреннего ребенка и активизировать внутреннего взрослого (или просто прекратить рабочие звонки в выходные). А в отношении мужчины-избранника не делать резких скачков от полюса к полюсу, а дать накопиться опыту.

И вот как раз про опыт с конкретным человеком.

Мария познакомилась с Анной. Анна брюнетка, но среднего роста. А Мария была в расслабленном состоянии внутреннего ребенка, а не подростка, которого обманула подруга, поэтому Мария была склонна скорее доверять Анне, чем не доверять.

Анна часто опаздывала на встречи. Поэтому из критикующего родителя степень доверия Анне сильно снизилась. Но Анна всегда была веселой и могла поднять настроение, а еще ей можно было позвонить среди ночи и попросить о поддержке (в отличие от Наташи, которая ночные звонки не приветствовала). Поэтому из состояния ребенка степень доверия Анне сильно выросла. Но Анна могла взять вещь Марии, например, книгу, и не вернуть. Тут снова сильно возмущался родитель и уводил в минус степень доверия. Так в разных ситуациях Мария воспринимала Анну по-разному и не могла определиться, доверяет она ей или нет.

Однако у Марии был сильный внутренний взрослый, который смог спокойно разделить категории доверия. Со временем Мария приняла как факт, что Анна опаздывает и не возвращает вещи. Поэтому Мария стала приходить на встречи с Анной чуть позже назначенного времени, а в случае необходимости (например, совместной поездки на поезде), назначать встречи с Анной на полчаса раньше. Также Мария перестала давать Анне особо ценные для себя вещи, зная, что они к ней уже не вернутся. Но зато Анна была лучшей в вопросах поддержки и хорошего настроения.

Когда Мария познакомилась с Олегом, она уже освоила категории доверия и несколько укрепила позицию внутреннего взрослого. Поэтому степень доверия Олегу она оценила как нейтральную. И решила понаблюдать.

Мария заметила, что некоторые истории Олег явно приукрашивал. Однако почти все обещания, какие он ей давал, он выполнял. Верить ли в его слова про чувства – Мария сомневалась. С одной стороны, Олег много для нее делал (и обещания в основном выполнял), с другой стороны, приукрашивал истории и временами обманывал «по мелочи», да и обещания выполнял все-таки не все. Поэтому в этом вопросе Мария решила понаблюдать еще какое-то время, прежде чем делать выводы и принимать решения о продолжении или прекращении отношений.

Люди под знаком иллюзий.

Люди под знаком иллюзий

Есть люди, которые адекватно оценивают реальность и принимают оптимальное решение с помощью «головы»: безэмоциональная оценка фактов, анализ, логика. Есть люди, которые полагаются на интуицию, чувства, внутренние импульсы, и на основе этого принимают оптимальные для них решения. Есть те, которые умеют соединять и «голову», и «чуйку» и принимают решение целостно. А есть те, кого подводят и голова, и чувства – «люди под знаком иллюзий».

Для них белое кажется черным, красное – синим. Там, где безопасно, они видят врагов. А в случае реальной опасности – не замечают угрозы и попадают в беду. Верят, когда им врут, но пытаются уличить в обмане честных людей. Того, кто искренне любит, считают монстром или ничтожеством. А вершиной любви и нежности считают того, кто к ним холоден. Порой они сами задаются вопросами «Что правда, а что ложь, во что верить, а во что нет, чему в себе доверять – мыслям или чувствам, кому доверять – себе или другим?»

На ровном месте женщина может «почувствовать», что муж ей изменяет, и подтянуть под это тысячу фактов, обосновать это так, что и не придраться. Но в действительности это только иллюзии – муж не изменяет даже в мыслях. И наоборот, в случае очевидной измены – она может не чувствовать тревоги и не замечать происходящего, даже логично складывающиеся факты для нее сложатся в какую-то иную картину.

Женщину могут одолевать ощущения и мысли, что с ее ребенком/мужем случилось что-то плохое, хотя в действительности все в порядке. Но в случае реальной беды она этого не заметит.

Пусковым механизмом могут быть как внезапно возникшие сильные чувства (тревога, страх, ощущение предательства, надвигающейся беды), под которые собираются, казалось бы, неопровержимые доказательства на уровне фактов и логики, так и, наоборот, внезапно собравшийся паззл фактов, кричащий о катастрофе, запускает сильную эмоциональную реакцию. Но в действительности и факты собираются в искаженную картинку, и чувства не имеют отношения к объективной реальности.

Однако если дело не касается лично их или кого-то из близкого круга, эти люди могут быть хорошими проводниками информации. Через Таро, шаманские путешествия и другие практики (для посторонних людей, но не для себя и близких). Или просто тонко чувствовать и «читать» людей, когда в этом нет личной заинтересованности.

У этих людей можно найти и сильное влияние Нептуна в астро, и Порушенную Луну в Луче Миссии, и увлекательные кармические приключения, целью которых было научиться отличать истинный свет от ложного, и многое другое.

Но в смысле обычной земной жизни это люди с высокой чувствительностью и сильной связью с бессознательным, у которых произошло сильное искажение восприятия себя и мира. А также были какие-то острые, непрожитые еще, переживания (отвержение, унижение, предательство, обесценивание, угроза жизни и т.д.). Возможные причины искажения:

  • Физическое, эмоциональное или сексуальное насилие и унижение от близких людей. Когда ребенку сложно справиться с фактом, что «папа, которого я так люблю, сейчас меня бьет», «мама, которую я так люблю, сейчас надо мной садистки издевается», он переворачивает реальность. «Меня не бьют, меня любят». «Это не они сейчас делают мне плохо, это я плохой». В тот момент это способ защититься и выжить.
  • Противоречивые послания и непоследовательные действия родителей. Папа то добрый, то агрессивный, мама то любящая, то холодная. Родители говорят, что нельзя обманывать, но ребенок видит, что сами они врут, или они заставляют ребенка говорить по телефону, что их нет дома, когда сами хотят от кого-то спрятаться. Говорят, нельзя обижать маленьких, но обижают его (маленького). Говорят «иди сюда» и тут же отталкивают «отстань». Для одного и того же факта предлагают то одну, то другую трактовку. И т.д. и т.п. Ребенку становится непонятно, в какую «правду» верить.
  • Родители не воспринимали ребенка таким, какой он есть, «натягивали» на него другой образ, решали за него, каким ему быть, в ребенке одного пола пытались «найти» для себя ребенка другого пола. «Ты не можешь хотеть есть, ты недавно ел», «Тебе не может быть холодно, здесь жарко», «Ты не можешь это любить», «Что за глупые мечты?», «Ты такой же как и я» (тоже любишь картошку, тоже станешь врачом), «Это совсем не больно» (у стоматолога), «Ты хорошая девочка, а хорошие девочки не злятся» и т.д. Чтобы выжить, ребенок соглашается втиснуться в чужой образ и срастись с ним.

Из любви к родителям и в попытке выжить ребенок отказывается от своей правды, от своей опоры и своего стержня и, в конечном счете, отказывается от себя. Перестает различать свои истинные чувства и мысли. Принимает за основу мира сформированные искажения. А непрожитые травматичные переживания, сплетаясь с этими искажениями, прорываются фонтами иллюзий.

В процессе терапевтической работы можно постепенно освобождаться от искажений, возвращать свое четкое видение своей правды, возвращать веру в себя, свою опору и свой стержень и, самое главное, возвращать себя. Тогда можно пройти урок различение истинного и ложного света, расщепить Луч Порушенной Луны в Папессу с ее ясным видением сути, а под покровительством Нептуна не тонуть в иллюзиях, а видеть истину за завесой тайны.