Быть собой, быть счастливым

Профессиональная поддержка на пути к себе

Tag: отношения (page 2 of 2)

Доверие: кому доверять и в чем доверять.

Доверие кому доверять и в чем доверять
«Важно учиться правильному доверию и недоверию: кому доверять и в чем доверять» – говорила когда-то Ирина Александровна Соловьева, ведущая семинаров по телесно-ориентированной терапии.

Идеальная ситуация, когда у человека есть хороший контакт и с чувствами, и с телом, и со своими наблюдающими и анализирующими частями. И все это работает в единой связке. Т.е. есть доверие себе. Тогда человек просто «чуйкой» определяет, где можно доверять, а где нет. И при этом может привести разумные доводы в поддержку своего решения. Но что если контакт нарушен и еще не восстановлен?

Есть люди, которые доверяют всем и сразу. Есть люди, которые не доверяют никому и никогда. Есть те, кто сразу доверяют, но после первого промаха человека перестают доверять навсегда и во всем. Есть те, у кого доверие выборочно по признакам пола, цвета глаз, высоты голоса и т.д…

Внутри каждого человека есть набор экспертов по доверию: набор внутренних частей, каждая из которых имеет свой взгляд на доверие и ставит свой коэффициент доверия (положительный или отрицательный) тому или иному человеку в той или иной ситуации. У каждой субличности есть свой «вес» (степень значимости), этот «вес» может меняться в зависимости от ситуации. И вердикт «доверять» или «не доверять» изначально выносится исходя из суммарного мнения этих экспертов. (Для тех, кто еще помнит математику: D=k1*w1+k2*w2+…+kn*wn. 🙂

Вот, например, Мария, деловая женщина. Когда она на работе, у нее «рулит» внутренний взрослый, который все оценивает, опираясь на проверенную информацию, поэтому в вопросе заключения сделок она довольно осмотрительна и почти всегда выигрывает. Однако если ей звонят по работе во время отдыха, и ей приходится принимать решение, когда «у руля» довольный и расслабленный внутренний ребенок, она склонна к наивному доверию и в таких ситуациях часто ошибается.

А еще у Марии в детстве была пышнотелая тетушка-веселушка, которая всегда была с ней ласкова, поэтому Мария сразу доверяет полным веселым женщинам. А в старших классах её предала высокая подруга-брюнетка, увела у нее парня, поэтому высоким брюнеткам она сразу не доверяет. Но это всё когда она не на работе.

Её отец злоупотреблял алкоголем, а мама часто говорила, что он ненадежный, как и «все мужики-сво», поэтому мужчинам она склонна не доверять. Однако когда Мария влюбляется, на первый план выходит её внутренний ребенок, который ждет, что его наконец-то долюбят, и наивно всему доверяет. Но стоит избраннику промахнуться, включается внутренний родитель (критикующая мама, у которой «все мужики-сво»), и Мария больше ни в чем не доверяет этому мужчине.

По мере накопления опыта взаимодействия с людьми система должна корректироваться. Т.е. со временем Мария должна бы понять, что не все веселые тетушки «хорошие», и не все высокие брюнетки «плохие». Когда звонят по работе во время отдыха – притормаживать внутреннего ребенка и активизировать внутреннего взрослого (или просто прекратить рабочие звонки в выходные). А в отношении мужчины-избранника не делать резких скачков от полюса к полюсу, а дать накопиться опыту.

И вот как раз про опыт с конкретным человеком.

Мария познакомилась с Анной. Анна брюнетка, но среднего роста. А Мария была в расслабленном состоянии внутреннего ребенка, а не подростка, которого обманула подруга, поэтому Мария была склонна скорее доверять Анне, чем не доверять.

Анна часто опаздывала на встречи. Поэтому из критикующего родителя степень доверия Анне сильно снизилась. Но Анна всегда была веселой и могла поднять настроение, а еще ей можно было позвонить среди ночи и попросить о поддержке (в отличие от Наташи, которая ночные звонки не приветствовала). Поэтому из состояния ребенка степень доверия Анне сильно выросла. Но Анна могла взять вещь Марии, например, книгу, и не вернуть. Тут снова сильно возмущался родитель и уводил в минус степень доверия. Так в разных ситуациях Мария воспринимала Анну по-разному и не могла определиться, доверяет она ей или нет.

Однако у Марии был сильный внутренний взрослый, который смог спокойно разделить категории доверия. Со временем Мария приняла как факт, что Анна опаздывает и не возвращает вещи. Поэтому Мария стала приходить на встречи с Анной чуть позже назначенного времени, а в случае необходимости (например, совместной поездки на поезде), назначать встречи с Анной на полчаса раньше. Также Мария перестала давать Анне особо ценные для себя вещи, зная, что они к ней уже не вернутся. Но зато Анна была лучшей в вопросах поддержки и хорошего настроения.

Когда Мария познакомилась с Олегом, она уже освоила категории доверия и несколько укрепила позицию внутреннего взрослого. Поэтому степень доверия Олегу она оценила как нейтральную. И решила понаблюдать.

Мария заметила, что некоторые истории Олег явно приукрашивал. Однако почти все обещания, какие он ей давал, он выполнял. Верить ли в его слова про чувства – Мария сомневалась. С одной стороны, Олег много для нее делал (и обещания в основном выполнял), с другой стороны, приукрашивал истории и временами обманывал «по мелочи», да и обещания выполнял все-таки не все. Поэтому в этом вопросе Мария решила понаблюдать еще какое-то время, прежде чем делать выводы и принимать решения о продолжении или прекращении отношений.

Любишь кататься, люби и саночки возить…

Я хотела кошку. Всяческие мимими и мурмурмур. Но я понимала, что не хочу нести за нее ответственность — убирать лоток, думать, кто о ней позаботиться во время моих отъездов (зачастую неожиданных для меня самой), во время переездов из квартиры в квартиру учитывать еще и это пушистое создание и т.д. Поэтому кошку я не заводила.

Но вот сейчас я живу по соседству с Человеком и Кошкой. Сначала я подумала, какая прелесть — приятности от кошки есть (ее можно погладить, подержать на руках, послушать ее мурчание), а ответственности нет. Прям сказка.

Я всячески приветствовала Кошку, когда она заходила ко мне в гости. Играла с ней, гладила-чесала. И радовалась, какое мимими.

Кошка, похоже, привыкла ко мне и стала считать меня тоже «немножко своим человеком». Теперь, когда она не может достучаться до своего «основного» человека, она приходит ко мне.

Обычно это 7 утра. А для меня это рань несусветная. Временами и в 7, и в 8, и потом еще контрольный в 9.

Я вот внутренне завозмущалась. Кошка-то не моя. Чего ж она ко мне в такую рань со своими нуждами приходит и мешает мне спать? Однажды я даже выгнала Кошку, и она не заходила ко мне несколько дней. Совсем не заходила. Потом мы «помирились». И снова начались утренние побудки.

Я задумалась, как же эти побудки прекратить. А потом вспомнила, что всяческие мимими и мурмурмур я в отношениях с Кошкой получаю. Мне ведь нравится гладить ее и слушать ее мурчание. Почему же я тогда отказываюсь от крошечной доли ответственности в отношениях с Кошкой?

Не уйти от ответственности в отношениях. Ни с Кошкой, ни с Мужчиной, ни с Ребенком, ни с кем бы то ни было. Если хочется мимими и мурмурмур, и чтобы это стабильно и постоянно, то надо принимать и «какашки», тоже стабильно и постоянно, вкладываться в поддержание этих самых мурмурмур.

Неявное насилие в отношениях. Часть 2. Сексуальное насилие.

Неявное насилие в отношениях Часть 2 Сексуальное насилие

Продолжение статьи о неявном насилии в отношениях.

Сексуальное насилие.

Неявное сексуальное насилие – это сексуальный контакт (прикосновения, а также другие действия, например, слова, намеки, взгляды, совершаемые в сексуальном контексте), который приносит болезненные или неприятные ощущения или просто не приносит радости и удовольствия.

Например:

  • Секс, когда один из партнеров устал, болеет, хочет спать или испытывает иную доминирующую потребность (например, хочет в туалет) и в данный момент не имеет собственного желания заниматься сексом, но соглашается на секс, чтобы не отказать партнеру (хочет его порадовать или опасается реакции на отказ).
  • Форма секса, прикосновения, поза, темп, слова и прочее, что вызывает боль, физический или эмоциональный дискомфорт, вредит здоровью или просто безразлично, не приносит удовольствия.
  • Чрезмерно бурная реакция на отказ партнера от сексуальной близости. Да, это нормально испытывать огорчение и раздражение, когда не удается получить желаемое. Но когда за отказом следуют сильный гнев, обида, длительное пребывание в «испорченном настроении» – это оказывает на партнера эмоциональное давление.
  • Секс, когда один из партнеров еще не возбужден, еще не выделилась натуральная смазка и тело и психика еще не готовы к коитусу. Искусственные смазки позволяют смягчить вход, но не заменяют подготовки организма (физически и эмоционально) к самому процессу. Если натуральная смазка не выделяется, возможно, недостаточно предварительных ласк или имеется эмоциональное напряжение.

Очень печально, что в нашей культуре распространено объектное отношение[1] к женщинам в сексуальном контексте. Считается, что потребность в сексе – это мужская прерогатива. А женщина должна удовлетворять его потребность, «должна давать». Иначе он просто будет заниматься сексом с той, которая не отказывает.

Как среди мужчин, так и среди женщин распространено мнение, что если женщина сейчас не хочет секса, то она может просто «потерпеть», «ведь ей же можно просто полежать, раздвинув ноги», «или может хотя бы сделать минет, если не может заниматься сексом». Однако это насилие и над телом, и над психикой, даже если женщина не чувствует боли от процесса, а чувствует просто «безразличие».

Для мужчин часто явление «секс» склеено с другими явлениями – с материнской любовь, с собственной мужественностью и т.д. И когда женщина отказывает, мужчина может воспринимать это как очень болезненное отвержение («меня не любят, я не нужен»), отрицание его мужественности, принадлежности к мужскому полу и т.д. Однако его партнерша не должна нести ответственности за его переживания.

Бывают и обратные ситуации, когда мужчина вынужденно соглашается на секс, принудительно возбуждает себя или терпит какие-то неприятные для него формы сексуального контакта. Это тоже насилие.

Сексуальный контакт – это контакт двух равных партнеров, желания обоих в равной степени важны и ценны. Секс – это совместное творчество, совместная радость и удовольствие. Если одному хорошо, а другому «просто потерпеть», то это использование, объектное отношение, насилие, в этом нет любви и нет реального контакта мужчины и женщины.
Если секс не про радость и удовольствие, а про «просто потерпеть», то со временем заниматься таким сексом расхочется вообще.

 

[1] Объектное отношение – человек не воспринимается как живой отдельный человек со своими правами, желаниями, с собственной ценностью, не воспринимается целостно как личность со своим внутренним миром, а воспринимается как функционал, как неживой объект, который служит удовлетворению какой-то потребности.

Неявное насилие в отношениях. Часть 1. Физическое насилие.

Неявное насилие в отношениях Часть 1 Физическое насилие

Я писала статью про секс, а в ней так ярко высветилась тема «неявного» насилия, «неявной» агрессии, что я решила вынести это в отдельную статью. Здесь речь о взрослых мужеско-женских отношениях. Неявное насилие по отношению к детям – это отдельная тема.

Почему неявное? Потому что часто люди не воспринимают это как насилие, агрессию, нападение, нарушение границ. Это может восприниматься как нечто привычное и естественное, как юмор и даже как что-то, что имеет благую цель.

Даже любящий партнер может совершать неявное насилие просто потому, что не понимает, что это насилие.

Тем не менее, это приносит боль, хотя, возможно, и не осознаваемую до конца, нарушает эмоциональную близость в паре и негативно сказывается на сексуальном желании и возможности получать полноценное удовольствие от сексуального, физического и эмоционального контакта.

Неявное насилие убивает эмоциональную близость и сексуальное желание в отношениях. Потому что нарушает базу отношений – ощущение безопасности и доверие.

Итак. Насилие физическое, сексуальное и эмоциональное (психологическое). Есть еще четвертая форма, которая охватывает все три грани, – это эмоциональное унижение, связанное с телесностью и сексуальностью, и, к сожалению, эта форма очень часто маскируется под «шутки с благой целью».

Физическое насилие.

Неявное физическое насилие – это любое прикосновение к телу человека, а также его вещам и пространству/территории, которое для него неприятно в данной форме или в данный момент времени/места, и которое совершается без его согласия.

Например:

  • «Невинные» хватания за нос или щелчки по носу, неуместные поцелуи в лобик, небрежные шлепки по попе, «безобидные» тычки в живот, «веселая» щекотка, «хрустящие» (чрезмерно сильные) объятия и прочие «как бы забавные игры», если они неприятны тому, по отношению к кому это происходит. Когда это приятно обоим партнерам и делается по взаимному согласию, это не насилие. Но часто бывает, что забавно и потешно только тому, кто это делает (щекочет, хватает, шлепает). «Принимающей» стороне неприятно, но «активная» сторона не останавливается, потому что «А чего такого? Я же просто играю, я любя!» Часто за такими «щелчками по носу» стоит реальная агрессия, непроясненная обида, которая таким образом находит выход.
  • Игра в «крючки» (если у человека дырка на одежде, в дырку просовывается палец, чтобы порвать еще сильнее и «мотивировать» человека зашить дырку), игра в «найди кружку/пепельницу» (когда кружка/пепельница прячется или выкидывается, чтобы мотивировать человека ее помыть) и т.д.
  • Нахождение в пространстве человека, когда он попросил это пространство покинуть, дать ему возможность побыть одному. Препятствие (с помощью физической силы или эмоционального давления) к выходу человека из общего пространства. Т.е. продолжать удерживать человека в разговоре, когда он хочет из разговора выйти, заходить к нему в комнату, когда он просил этого не делать и т.п.
  • Сильно схватить, резко потянуть, толкнуть, больно шлепнуть, целенаправленно и неожиданно для человека громко крикнуть в ухо, неожиданно подойти сзади и резко схватить/напугать и прочее, что причиняет физическую боль или дискомфорт, может нарушить устойчивость человека или напугать. Неожиданная потеря устойчивости, неожиданные громкие звуки и неожиданное нападение вызывают сильную реакцию как на физическом, так и на эмоциональном уровне.
Тело запоминает нарушение границ, причинение боли, дискомфорта, страха. Нарушитель маркируется как опасный объект. Вступать с ним в эмоциональную, физическую и сексуальную близость становится неприятно, это вызывает напряжение и раздражение.

Как меняются отношения с близкими во время терапии.

Когда человек проходит личную терапию и меняется, его отношения с окружающими людьми, близкими и дальними, тоже меняются. С кем-то отношения начинают улучшаться, и кажется, что близкий человек тоже меняется, а с кем-то отношения портятся.

Почему?

Я вижу ситуацию так.

У человека есть здоровые/адекватные части, а есть травмированные части.

Часто общение, особенно близкое, строится на взаимодействии травмированных частей. И это взаимодействие происходит по заранее заданному сценарию. Обычно это хождение по драматическому треугольнику Жертва-Агрессор-Спасатель, прикрытое разными декорациями. Это может быть садист и мазохист (бытовое насилие: физическое, эмоциональное, сексуальное), зависимый и созависимый, «ребенок» и «родитель» (хотя оба человека могут быть равнозначными взрослыми или даже фактический ребенок может играть роль «родителя» для своего фактического родителя), «догоняющий» и «убегающий»/«отвергающий» и т. д.

В процессе терапии травмированные части клиента постепенно исцеляются, а здоровые адекватные части укрепляются. Клиент начинает чаще взаимодействовать с людьми из своих здоровых частей, а не из травмированных, начинает хотя бы иногда выходить из сценария и действовать спонтанно, по-своему, а не по травматичной программе.

Тогда у людей из его окружения есть выбор — присоединиться к здоровому полю, выйти из сценария и взаимодействовать с этим человеком из своих здоровых частей, или же пытаться продолжать взаимодействовать по сценарию из травмы.

Если у человека есть достаточно выраженные здоровые части, есть ресурсы на их поддержание и он выбирает взаимодействовать из них, тогда клиенту кажется, что этот человек тоже поменялся, отношения улучшаются.

Если у человека нет ресурсов на поддержание здоровых частей, или здоровые части недостаточно сильны, или он сам выбирает оставаться в сценарии, тогда его начинает «плющить и колбасить» от того, что его близкий, который ходит на терапию, стал другим. Клиент своими здоровыми проявлениями как бы подчеркивает болезненность и травматичность бытия своего окружения, которое не может измениться вместе с ним.

Клиент выходит из сценария и его окружение оказывается в совершенно незнакомых и неожиданных условиях взаимодействия, это вызывает страх и агрессию. Отношения портятся, причем обвиняют обычно того, кто ходит на терапию.

Возможно также, что в чем-то близкие будут реагировать на изменения клиента, поддерживая здоровые формы взаимодействия и тем самым укрепляя свои здоровые части, а в чем-то — нет. Важно понимать, что тот, кто реагирует на изменения клиента своими здоровыми частями, совсем не обязательно будет реагировать на все, не факт, что он полностью поменяется синхронно с клиентом.

Есть также и другие причины.

В процессе терапии клиент разбирается со своими проекциями и переносами на других людей, начинает видеть людей четче, яснее, без фильтров своего травматичного восприятия.

Так, с партнера может «слететь» иллюзия идеализированного родителя, и партнер предстает перед клиентом во всей своей многомерной человеческой сущности, с приятными и неприятными проявлениями. Клиент может ужаснуться «как я мог жить с таким человеком столько лет».

Но также может слететь и иллюзия демонизированного родителя (как с партнера, так и с друзей или коллег, так и с самих родителей), человек предстает перед клиентом во всей своей многомерной сущности, с приятными и неприятными проявлениями. Клиент может удивиться «насколько все, оказывается, проще и лучше в отношениях с этим человеком, чем видилось раньше».

Кроме того, в терапии клиент начинает пробовать новые паттерны взаимодействия, сначала это может получаться с перебоями, нужно время, чтобы научиться делать это «гладко». Может, например, в гипертрофированном виде проявляться то, что долгое время было подавлено.

Если человек жил и не высовывался, не проявлял себя, своих чувств, не защищал свои границы, то в какой-то момент все это может идти в утрированном виде: человек яростно защищает свои границы, конфликтует и воюет при малейшей возможности и т. д. Нужно время, чтобы человек нашел баланс, нашел подходящее ему соотношение, когда и где проявляться, а где просто промолчать, не тратить силы на «бисер перед свиньями», когда отстаивать свое, а когда отойти в сторону и тоже не тратить силы, и т. д. Когда идет активное и еще не очень отработанное освоение новых навыков и паттернов поведения, отношения могут стать напряженными со всеми вокруг.

Так, если отношения с кем-то из близких стали лучше и сам близкий как будто тоже поменялся, то, возможно, клиент стал яснее видеть в нем отдельного человека, а не свои проекции и переносы, возможно, близкий действительно в чем-то отреагировал на изменения клиента, проявил свои здоровые части. Но это не значит, что близкий поменяется на сто процентов.
Если с кем-то отношения стали хуже, возможно, это временный период притирки к новым формам взаимодействия, а возможно, что это уже окончательный вариант обновленных отношений, где один вышел из сценариев, а другой нет. И тогда стоит делать выбор, продолжать такие отношения или нет.

Ссоры в паре. От оценок и обвинений к фактам и чувствам.

Continue reading

Причины конфликтов в паре.

Continue reading

Newer posts