Быть собой, быть счастливым

Профессиональная поддержка на пути к себе

Tag: травмы

Как не встретились Марина и Игорь.

Как не встретились Марина и Игорь

Марина и Игорь влюбились друг в друга. Оба искренне хотели быть вместе и построить счастливые отношения. Но…

Часть первая. Марина.

Когда Марина познакомилась с Игорем, она была уверена в своей женской привлекательности. Она считала себя симпатичной и умной, имела широкий круг интересов и увлечений и была хорошим специалистом в узкой профессиональной области, умела поддержать разговор на любую тему, кроме политики и современного ТВ,  считала себя неплохой хозяйкой и владела определенными «секретами» в сексуальной сфере.

Игорь, на её взгляд, был красивым и умным. А еще обладал чуткостью и глубиной – тем, что Марина очень ценила в людях. Марина «загорелась»: «мне нужен этот мужчина!». Но она не хотела спешить с развитием отношений, хотела, с одной стороны, присмотреться получше к Игорю, с другой стороны, дать возможность Игорю увидеть её, Марину, и все её достоинства. После чего, по мнению Марины, Игорь просто не смог бы устоять перед её очарованием.

Однако по инициативе Игоря отношения быстро перешли к сексуальному контакту. Марина уже и забыла о первоначальных планах – она была слишком увлечена им. Игорь же вел себя неоднозначно – был то теплым, то холодным. То устраивал романтические свидания, то говорил, что между ними ничего нет, просто секс. Марина же была настолько заинтересована в этом мужчине, что была готова согласиться на все что угодно, хотя и ощущала сводившее её с ума чувство отвержения.

Кроме отвержения в контакте с Игорем Марина переживала дикий стыд и непокидающее её чувство, что «она какая-то не такая», недостойная его, что в ней всё время что-то не так, что ей надо становиться лучше, чтобы его «заслужить». Игорь практически не говорил ей теплых слов, хотя Марина привыкла к потоку комплиментов от мужчин. А если Игорь и делал «комплимент», то в духе «неплохо, но сразу видно, что можно лучше».

Сначала Марина почувствовала себя уродиной рядом с ним. Игорь сказал, что у нее живот («надо похудеть!»), усы («надо с ними что-то сделать!»), попа расплылась («надо подкачать!»), а грудь красивая, но грушевидная лучше. Марина удалила «усы», перестала есть по вечерам, пошла в спортзал и сокрушалась, что вот с грудью-то она ничего сделать не может. Хотя раньше Марина гордилась своими мягкими округлыми формами, никогда не считала себя толстой, а её грудь получала массу комплиментов.

Потом Марина почувствовала себя тотальной неумехой в сексуальной сфере и вообще в жизни. Игорь ни разу не сказал, что ему хорошо в постели с Мариной, но постоянно рассказывал, как ему бывало хорошо с другими женщинами. Он постоянно выражал недовольство массажем, который ему делала Марина, едой, которую она готовила, одеждой, которую она надевала. При этом не говорил, как ему хотелось бы, а просто был недоволен тем, что есть. Марина же старалась-стралась-старалась становиться лучше для него.

В довершение Марина стала чувствовать себя еще и полной тупицей. У нее не получалось развивать разговор с Игорем. Она как будто утыкалась в стену. Долгое время она не знала, о чем вообще его спрашивать. Но когда все-таки находила интересные для нее вопросы, Игорь отвечал как-то коротко, сворачивал разговор, а потом и вовсе стал избегать общения, ограничиваясь кратким обсуждением бытовых тем. Ей стало казаться, что она неинтересная, что ей нечего предложить мужчине.

В какой-то момент Марина наконец задумалась «А что этот мужчина предлагает ей?!» Он не предлагал отношения («просто секс»), не говорил ей теплых слов, не предлагал интересных бесед (он вообще мало чем интересовался – в его жизни были только работа и компьютерная игра уже много лет), перестал устраивать свидания («нет денег»), не старался делать для нее что-то приятное (хотя сам все время что-то просил, но был всем недоволен). Марина удивилась, как она вообще оказалась и надолго застряла в этой истории?!

Часть вторая. Игорь.

Игорь развелся 10 лет назад, пробыв в браке всего год. Ему казалось, что развод для него ничего не значил («легко женился, легко развелся»), но после развода он стал чаще выпивать и сам не заметил, как каждый вечер стал проводить в компании крепкого алкоголя и компьютерной игры.

Отношения с женщинами не складывались. Сам он нравился многим. Но ему редко кто-то нравился. И те, кто нравились ему, почему-то не отвечали ему взаимностью. Так Игорь привык жить один и быть один. Он называл это самодостаточностью. Хотя где-то в глубине души мечтал встретить подходящую женщину и прожить с ней счастливо всю жизнь. Тогда, думал он, он бы бросил пить, начал бы чем-то заниматься и стал бы больше зарабатывать, а пока что ему было не за чем шевелиться – он же один.

Марина очень заинтересовала Игоря. Она была привлекательной и умной, с ней было интересно. А еще в ней было что-то одухотворенное, волшебное. И да, грудь, у нее была потрясающая форма груди («круче только грушевидная, но, говорят, эти женщины холодные по характеру, так что грудь Марины была идеальной»). Еще Марина казалась очень доброй и ласковой. И Игорь где-то в глубине души строил планы на счастливую совместную жизнь.

Игорь не хотел торопить события. Он хотел присмотреться к Марине. Хотел, чтобы между ними возникла привязанность и эмоциональная близость. Но по инициативе Марины они очень быстро перешли к сексуальному контакту. После этого Марина, казалось, проходу ему не давала и постоянно старалась его «завоевать», во всем ему угождая. Это отталкивало Игоря. Он привык к одиночеству, и ему нужно было время, чтобы снова привыкнуть быть с кем-то. А такая угодливость раздражала, т.к. он хотел видеть рядом самодостаточную женщину.

Такая ласковая поначалу и светившаяся каким-то внутренним светом, Марина стала меняться. Все чаще она была чем-то недовольна, внутренний свет угас, улыбка исчезла. Она стала требовать, чтобы Игорь бросил пить (желательно «еще вчера»), чтобы проводил с ней больше времени, стала жаловаться, что он ничего для нее не делает, в то время как она для него старается.

Игорь всё еще искренне верил в возможное совместное счастье. Он внимательно выслушивал все претензии Марины и старался исправить ситуацию. Но Марина озвучивала всё новые и новые требования. Не упуская возможности напомнить о старых. Игорь всё и так помнил, но ему нужно было время, а Марина давила и требовала все немедленно. Игорь устал от давления. Стал отстраняться. На что Марина отреагировала угрозой разрыва, заявив, что с ним уныло.

Часть третья. Детство.

Так, Марина задумалась, почему она застряла в этих отношениях. А застряла она потому, что в отношениях с Игорем испытала те чувства, которые испытывала в своей родительской семье – отвержение, стыд, ощущение собственной «плохости». Строгая мама все время требовала, чтобы всё было лучше и лучше («неплохо, но можно лучше»). А отчим все время подтрунивал над её телом, что какая-то она не такая (слишком худая, слишком сутулая и т.д.). Но кроме этого в Игоре время от времени мелькало то, чего ей не хватало в родительской семье, и она надеялась это получить, – душевное тепло.

У Игоря действительно было душевное тепло. Но он боялся собственных чувств, боялся их проявлять и быть с ними в контакте. Когда он испытал чувства к Марине, он стал защищаться от них, как мог, – обесцениванием Марины и их отношений, убеганием из контакта.

Игорь успел получить опыт теплого контакта с родителями. Поэтому душевное тепло у него было. Но он рано потерял отца, а из-за этого вскоре и контакт с матерью. У Игоря сформировался страх близких отношений из-за возможной потери любимого человека (закрепившийся потом еще и разводом). А т.к. мать отдалилась от него и перестала его слышать, у Игоря сформировалась такая структура характера, которая, с одной стороны, давала его глубину и чуткость, с другой стороны, – эффект постоянного недовольства всем (потому что от матери он постоянно получал не то, что он просил).

Мама Игоря тоже была строгой, тоже требовала от него совершенства и никогда не хвалила. Поэтому Игорь не умел делать комплименты (а еще комплимент это ведь выражение теплых чувств, которых Игорь боялся) и он тоже требовал от всех совершенства, а к своему несовершенству относился очень болезненно, прикрывая свой стыд агрессией.

Часть четвертая. Марина и Игорь.

Марина и Игорь встретились и влюбились друг в друга. Оба искренне хотели быть вместе и построить счастливые отношения.

Игорь боялся любви, т.к. боялся её потерять. Поэтому он слегка притормаживал процесс сближения, не хотел говорить о чувствах, боялся даже признать отношения отношениями.

Марина боялась любви, т.к. боялась быть отвергнутой. Поэтому она слегка ускоряла процесс сближения, чтобы уж наверняка почувствовать себя в надежной связи.

«Торможение» Игоря Марина восприняла как отвержение. И от отчаяния начала еще больше ускоряться и пытаться завоевать возлюбленного. В этом «трепыхании» Марина начала терять себя, подстраиваясь под Игоря, стараясь ему угодить. Создался дисбаланс: Марина отдавала больше – больше, чем она сама хотела и могла, – Марина истощалась.

Игорь испугался такого «налета» и стал еще больше «притормаживать». Но всё же привязывался к Марине. И в защиту себя от привязанности – стал немножко обесценивать Марину неудачными комплементами и неуместными рассказами о других женщинах. Марина еще сильнее чувствовала отвержение и еще больше старалась. Процесс становился цикличным.

Марина истощилась. Марина стала требовать отдачи. Игорь напрягся. Он ведь не просил Марину так стараться, да и вообще её старания его раздражали. Чем больше напрягался и отстранялся Игорь, тем больше начинала требовать Марина. Процесс становился цикличным.

Чем больше требовала Марина, тем больше напрягался Игорь и, убегая от своих чувств, еще глубже уходил в компьютерную игру. Тем сильнее злилась Марина, разочаровываясь тем, что из Игоря муж и отец будет не очень-то, если он так зависает в игре. Чем больше злилась Марина, тем активнее Игорь прятался от ее злости в игре. Процесс становился цикличным.

При всем при этом Игорь всё же хотел отношений и вкладывался в их развитие, старался услышать Марину, её желания, сделать ей хорошо, был готов что-то менять в себе. Марина же, с одной стороны, хотела мгновенных изменений, с другой стороны, вообще ничего хорошего от Игоря принять не могла, потому что уже погрузилась в свои семейные истории, где она «плохая» и «ничего хорошего недостойна».

Деструктивная воронка закручивалась. В глубине этой воронки пара попала в еще один неприятный слой. Пережив несколько историй с предательством, Марина очень боялась измены. Замечая, что Игорь отстраняется, Марина начала ревновать. У Игоря же была ранена тема доверия. Он очень сильно огорчался, что Марина ему не доверяет.

Однажды Марина заметила царапины на спине у Игоря…

Часть пятая. Не встретились, но встретили…

Марина и Игорь не увидели друг друга – каждый из них строил отношения не с партнером, а со своими страхами и историями семейной системы. И хотя они оба знали о том, как важна открытость и искренность, как важны открытые диалоги, они не смогли обсуждать все вопросы: некоторые темы были настолько эмоционально заряжены, что у них не хватало сил говорить о них конструктивно, в итоге оба закрывались, молчали, и между ними росла стена недопонимания, а накопленный гнев прорывался невзначай сказанными обидными словами и упреками. Но зато они увидели частички себя в этих отношениях – свои страхи.

Марина обнаружила под своей казалось бы уверенностью в женской привлекательности большую уязвимость в этой сфере. После истории с Игорем Марина стала крепче и жестче. Перестала так сильно ориентироваться на мнение других людей. Перестала подстраиваться под других людей, теряя себя. Перестала так мчаться завоевывать заинтересовавшего её мужчину и стала позволять мужчине ухаживать за ней.

Игорь увидел, что страх снова пережить боль потери и попытки загородиться от этого страха, закрывают ему доступ и к другим чувствам, в том числе любви и радости. Законсервировавшись в своем «безопасном мирке», он не живет, а просто существует. Игорь смог принять, насколько важны чувства и их выражение для построения отношений, и решился встретиться со всей глубиной своих чувств.

Люди под знаком иллюзий.

Люди под знаком иллюзий

Есть люди, которые адекватно оценивают реальность и принимают оптимальное решение с помощью «головы»: безэмоциональная оценка фактов, анализ, логика. Есть люди, которые полагаются на интуицию, чувства, внутренние импульсы, и на основе этого принимают оптимальные для них решения. Есть те, которые умеют соединять и «голову», и «чуйку» и принимают решение целостно. А есть те, кого подводят и голова, и чувства – «люди под знаком иллюзий».

Для них белое кажется черным, красное – синим. Там, где безопасно, они видят врагов. А в случае реальной опасности – не замечают угрозы и попадают в беду. Верят, когда им врут, но пытаются уличить в обмане честных людей. Того, кто искренне любит, считают монстром или ничтожеством. А вершиной любви и нежности считают того, кто к ним холоден. Порой они сами задаются вопросами «Что правда, а что ложь, во что верить, а во что нет, чему в себе доверять – мыслям или чувствам, кому доверять – себе или другим?»

На ровном месте женщина может «почувствовать», что муж ей изменяет, и подтянуть под это тысячу фактов, обосновать это так, что и не придраться. Но в действительности это только иллюзии – муж не изменяет даже в мыслях. И наоборот, в случае очевидной измены – она может не чувствовать тревоги и не замечать происходящего, даже логично складывающиеся факты для нее сложатся в какую-то иную картину.

Женщину могут одолевать ощущения и мысли, что с ее ребенком/мужем случилось что-то плохое, хотя в действительности все в порядке. Но в случае реальной беды она этого не заметит.

Пусковым механизмом могут быть как внезапно возникшие сильные чувства (тревога, страх, ощущение предательства, надвигающейся беды), под которые собираются, казалось бы, неопровержимые доказательства на уровне фактов и логики, так и, наоборот, внезапно собравшийся паззл фактов, кричащий о катастрофе, запускает сильную эмоциональную реакцию. Но в действительности и факты собираются в искаженную картинку, и чувства не имеют отношения к объективной реальности.

Однако если дело не касается лично их или кого-то из близкого круга, эти люди могут быть хорошими проводниками информации. Через Таро, шаманские путешествия и другие практики (для посторонних людей, но не для себя и близких). Или просто тонко чувствовать и «читать» людей, когда в этом нет личной заинтересованности.

У этих людей можно найти и сильное влияние Нептуна в астро, и Порушенную Луну в Луче Миссии, и увлекательные кармические приключения, целью которых было научиться отличать истинный свет от ложного, и многое другое.

Но в смысле обычной земной жизни это люди с высокой чувствительностью и сильной связью с бессознательным, у которых произошло сильное искажение восприятия себя и мира. А также были какие-то острые, непрожитые еще, переживания (отвержение, унижение, предательство, обесценивание, угроза жизни и т.д.). Возможные причины искажения:

  • Физическое, эмоциональное или сексуальное насилие и унижение от близких людей. Когда ребенку сложно справиться с фактом, что «папа, которого я так люблю, сейчас меня бьет», «мама, которую я так люблю, сейчас надо мной садистки издевается», он переворачивает реальность. «Меня не бьют, меня любят». «Это не они сейчас делают мне плохо, это я плохой». В тот момент это способ защититься и выжить.
  • Противоречивые послания и непоследовательные действия родителей. Папа то добрый, то агрессивный, мама то любящая, то холодная. Родители говорят, что нельзя обманывать, но ребенок видит, что сами они врут, или они заставляют ребенка говорить по телефону, что их нет дома, когда сами хотят от кого-то спрятаться. Говорят, нельзя обижать маленьких, но обижают его (маленького). Говорят «иди сюда» и тут же отталкивают «отстань». Для одного и того же факта предлагают то одну, то другую трактовку. И т.д. и т.п. Ребенку становится непонятно, в какую «правду» верить.
  • Родители не воспринимали ребенка таким, какой он есть, «натягивали» на него другой образ, решали за него, каким ему быть, в ребенке одного пола пытались «найти» для себя ребенка другого пола. «Ты не можешь хотеть есть, ты недавно ел», «Тебе не может быть холодно, здесь жарко», «Ты не можешь это любить», «Что за глупые мечты?», «Ты такой же как и я» (тоже любишь картошку, тоже станешь врачом), «Это совсем не больно» (у стоматолога), «Ты хорошая девочка, а хорошие девочки не злятся» и т.д. Чтобы выжить, ребенок соглашается втиснуться в чужой образ и срастись с ним.

Из любви к родителям и в попытке выжить ребенок отказывается от своей правды, от своей опоры и своего стержня и, в конечном счете, отказывается от себя. Перестает различать свои истинные чувства и мысли. Принимает за основу мира сформированные искажения. А непрожитые травматичные переживания, сплетаясь с этими искажениями, прорываются фонтами иллюзий.

В процессе терапевтической работы можно постепенно освобождаться от искажений, возвращать свое четкое видение своей правды, возвращать веру в себя, свою опору и свой стержень и, самое главное, возвращать себя. Тогда можно пройти урок различение истинного и ложного света, расщепить Луч Порушенной Луны в Папессу с ее ясным видением сути, а под покровительством Нептуна не тонуть в иллюзиях, а видеть истину за завесой тайны.

Неявное насилие в отношениях. Часть 2. Сексуальное насилие.

Неявное насилие в отношениях Часть 2 Сексуальное насилие

Продолжение статьи о неявном насилии в отношениях.

Сексуальное насилие.

Неявное сексуальное насилие – это сексуальный контакт (прикосновения, а также другие действия, например, слова, намеки, взгляды, совершаемые в сексуальном контексте), который приносит болезненные или неприятные ощущения или просто не приносит радости и удовольствия.

Например:

  • Секс, когда один из партнеров устал, болеет, хочет спать или испытывает иную доминирующую потребность (например, хочет в туалет) и в данный момент не имеет собственного желания заниматься сексом, но соглашается на секс, чтобы не отказать партнеру (хочет его порадовать или опасается реакции на отказ).
  • Форма секса, прикосновения, поза, темп, слова и прочее, что вызывает боль, физический или эмоциональный дискомфорт, вредит здоровью или просто безразлично, не приносит удовольствия.
  • Чрезмерно бурная реакция на отказ партнера от сексуальной близости. Да, это нормально испытывать огорчение и раздражение, когда не удается получить желаемое. Но когда за отказом следуют сильный гнев, обида, длительное пребывание в «испорченном настроении» – это оказывает на партнера эмоциональное давление.
  • Секс, когда один из партнеров еще не возбужден, еще не выделилась натуральная смазка и тело и психика еще не готовы к коитусу. Искусственные смазки позволяют смягчить вход, но не заменяют подготовки организма (физически и эмоционально) к самому процессу. Если натуральная смазка не выделяется, возможно, недостаточно предварительных ласк или имеется эмоциональное напряжение.

Очень печально, что в нашей культуре распространено объектное отношение[1] к женщинам в сексуальном контексте. Считается, что потребность в сексе – это мужская прерогатива. А женщина должна удовлетворять его потребность, «должна давать». Иначе он просто будет заниматься сексом с той, которая не отказывает.

Как среди мужчин, так и среди женщин распространено мнение, что если женщина сейчас не хочет секса, то она может просто «потерпеть», «ведь ей же можно просто полежать, раздвинув ноги», «или может хотя бы сделать минет, если не может заниматься сексом». Однако это насилие и над телом, и над психикой, даже если женщина не чувствует боли от процесса, а чувствует просто «безразличие».

Для мужчин часто явление «секс» склеено с другими явлениями – с материнской любовь, с собственной мужественностью и т.д. И когда женщина отказывает, мужчина может воспринимать это как очень болезненное отвержение («меня не любят, я не нужен»), отрицание его мужественности, принадлежности к мужскому полу и т.д. Однако его партнерша не должна нести ответственности за его переживания.

Бывают и обратные ситуации, когда мужчина вынужденно соглашается на секс, принудительно возбуждает себя или терпит какие-то неприятные для него формы сексуального контакта. Это тоже насилие.

Сексуальный контакт – это контакт двух равных партнеров, желания обоих в равной степени важны и ценны. Секс – это совместное творчество, совместная радость и удовольствие. Если одному хорошо, а другому «просто потерпеть», то это использование, объектное отношение, насилие, в этом нет любви и нет реального контакта мужчины и женщины.
Если секс не про радость и удовольствие, а про «просто потерпеть», то со временем заниматься таким сексом расхочется вообще.

 

[1] Объектное отношение – человек не воспринимается как живой отдельный человек со своими правами, желаниями, с собственной ценностью, не воспринимается целостно как личность со своим внутренним миром, а воспринимается как функционал, как неживой объект, который служит удовлетворению какой-то потребности.

Неявное насилие в отношениях. Часть 1. Физическое насилие.

Неявное насилие в отношениях Часть 1 Физическое насилие

Я писала статью про секс, а в ней так ярко высветилась тема «неявного» насилия, «неявной» агрессии, что я решила вынести это в отдельную статью. Здесь речь о взрослых мужеско-женских отношениях. Неявное насилие по отношению к детям – это отдельная тема.

Почему неявное? Потому что часто люди не воспринимают это как насилие, агрессию, нападение, нарушение границ. Это может восприниматься как нечто привычное и естественное, как юмор и даже как что-то, что имеет благую цель.

Даже любящий партнер может совершать неявное насилие просто потому, что не понимает, что это насилие.

Тем не менее, это приносит боль, хотя, возможно, и не осознаваемую до конца, нарушает эмоциональную близость в паре и негативно сказывается на сексуальном желании и возможности получать полноценное удовольствие от сексуального, физического и эмоционального контакта.

Неявное насилие убивает эмоциональную близость и сексуальное желание в отношениях. Потому что нарушает базу отношений – ощущение безопасности и доверие.

Итак. Насилие физическое, сексуальное и эмоциональное (психологическое). Есть еще четвертая форма, которая охватывает все три грани, – это эмоциональное унижение, связанное с телесностью и сексуальностью, и, к сожалению, эта форма очень часто маскируется под «шутки с благой целью».

Физическое насилие.

Неявное физическое насилие – это любое прикосновение к телу человека, а также его вещам и пространству/территории, которое для него неприятно в данной форме или в данный момент времени/места, и которое совершается без его согласия.

Например:

  • «Невинные» хватания за нос или щелчки по носу, неуместные поцелуи в лобик, небрежные шлепки по попе, «безобидные» тычки в живот, «веселая» щекотка, «хрустящие» (чрезмерно сильные) объятия и прочие «как бы забавные игры», если они неприятны тому, по отношению к кому это происходит. Когда это приятно обоим партнерам и делается по взаимному согласию, это не насилие. Но часто бывает, что забавно и потешно только тому, кто это делает (щекочет, хватает, шлепает). «Принимающей» стороне неприятно, но «активная» сторона не останавливается, потому что «А чего такого? Я же просто играю, я любя!» Часто за такими «щелчками по носу» стоит реальная агрессия, непроясненная обида, которая таким образом находит выход.
  • Игра в «крючки» (если у человека дырка на одежде, в дырку просовывается палец, чтобы порвать еще сильнее и «мотивировать» человека зашить дырку), игра в «найди кружку/пепельницу» (когда кружка/пепельница прячется или выкидывается, чтобы мотивировать человека ее помыть) и т.д.
  • Нахождение в пространстве человека, когда он попросил это пространство покинуть, дать ему возможность побыть одному. Препятствие (с помощью физической силы или эмоционального давления) к выходу человека из общего пространства. Т.е. продолжать удерживать человека в разговоре, когда он хочет из разговора выйти, заходить к нему в комнату, когда он просил этого не делать и т.п.
  • Сильно схватить, резко потянуть, толкнуть, больно шлепнуть, целенаправленно и неожиданно для человека громко крикнуть в ухо, неожиданно подойти сзади и резко схватить/напугать и прочее, что причиняет физическую боль или дискомфорт, может нарушить устойчивость человека или напугать. Неожиданная потеря устойчивости, неожиданные громкие звуки и неожиданное нападение вызывают сильную реакцию как на физическом, так и на эмоциональном уровне.
Тело запоминает нарушение границ, причинение боли, дискомфорта, страха. Нарушитель маркируется как опасный объект. Вступать с ним в эмоциональную, физическую и сексуальную близость становится неприятно, это вызывает напряжение и раздражение.