Быть собой, быть счастливым

Профессиональная поддержка на пути к себе

Tag: чувства

Любит — не любит? Любовь «настоящая» и «не очень».

Любит  не любит Любовь настоящая и не очень

Часть 1. Любит – не любит.

«Я люблю мужа, муж любит меня, но почему-то всё своё свободное время он проводит с ней» — говорила Светлана. Её муж Андрей уже полгода встречался с Олесей. Жить он продолжал со Светланой и уверял её, что любит только её, а Олеся «так просто, для секса».

Светлана много раз повторяла, что она очень любит мужа, а муж очень любит её. Однако на вопрос, как она понимает, что муж её действительно любит, Светлана задумчиво ответила «Получается… только с его слов».

Ольга и Сергей встречались почти два года, уже год как жили вместе. Ольга задавалась вопросом, почему Сергей не делает ей предложение, ведь он все время говорит, что очень сильно её любит. На вопрос, каким образом Сергей проявляет свою любовь, Ольга тоже не нашла ответа.

И Светлана, и Ольга выражали свою любовь сходным образом: активная забота, решение всех бытовых вопросов, готовка чего-нибудь вкусненького для любимого (вопреки собственным вкусам), жертвование своим временем, чтобы сделать что-нибудь для него, готовность откликнуться на любые его желания – бытовые, сексуальные и даже материальные (обе зарабатывали больше мужчин), «спокойное принятие» в ответ на обидные слова и поступки.

Любил ли Андрей Светлану, а Сергей Ольгу? Думаю, да. В том смысле любви, когда любовь означает, что «объект очень нравится и с объектом очень хорошо». Примерно так можно любить мороженое и ортопедический матрас: с мороженым вкусно, а с матрасом – удобно и спина не болит. Это объектная форма любви, свойственная маленьким детям, любить иначе они еще не умеют, т.к. не различают в другом человеке – человека.

А как любят своих мужчин Светлана и Ольга? Тоже объектно. Но по другому сценарию: нужно догадаться, что нужно сделать для «любимого объекта», чтобы получить от него «любовь», т.е. услышать заветные слова «я люблю тебя». (Тут мне вспоминается обезьянка и «проблемный ящик»: обезьянке нужно догадаться, на какие кнопочки нажать, чтобы ящик открылся и из него выпал банан. Любит ли обезьянка «проблемный ящик»?)

Так, мужчины в этих историях любят свой комфорт. А женщины любят свой вклад в этот комфорт (чувство нужности, значимости) и слова «я люблю тебя», которые создают для них иллюзию любви, хотя по факту получается использование и в чем-то даже насилие (такая форма любви бывает характерна для людей с выраженной созависимой структурой). Но и те, и другие ожидают родительской любви, пытаясь получить её разными способами.

В детстве, в зависимости от взаимоотношений с родителями, у ребенка может сформироваться искаженная склейка любви и «не любви». На одном полюсе искажений «любовь это когда мне все всё должны давать просто так». На другом – «любовь надо заслужить, для этого надо подставляться под насилие и использование». При этом нет понимания/чувствования самого чувства любви, но есть просто вера в слова «я люблю тебя», что бы ни происходило в реальности.

В терапии можно отделять зерна от плевел, любовь от искажений. Освобождаться от иллюзий и ожиданий, постепенно проживать чувства, которые склеены с любовью или преграждают путь к любви, постепенно восстанавливать собственную способность любить и принимать любовь, постепенно формировать умение любить зрело и постепенно научаться отличать любовь от всего остального.

Часть 2. Любовь «настоящая» и «не очень». Развивать умение любить.

В психологии и философии есть много описаний того, какая она – настоящая зрелая любовь здорового зрелого человека. Я прям даже несколько демотивирусь, когда понимаю, насколько далека реальность от идеала. Что делать, если любить и строить отношения хочется уже сейчас, а научиться зрелой любви в один момент – невозможно?

Становление зрелым здоровым человеком – это процесс. Развитие способности к зрелой любви – это тоже процесс. Я считаю нормальным, что двое могут стартовать из той точки, где каждый хочет удовлетворения своих потребностей, где любовь еще «объектная». То, что в этой точке возможно сделать – это потребности прояснить и договориться, как их возможно (и возможно ли в этой паре?) удовлетворять экологично, эффективно и без ущерба друг для друга. А дальше уже совместно развивать способность к зрелой любви. Начать можно с трех шагов:

  • Развивать искренний интерес. Непредвзятый интерес, не из позиции «каким ты должен быть», а «какой ты, оказывается, есть?» Многие из нас ранены отсутствием такого искреннего интереса в семье, где были только ожидания от ребенка, а реальность никого не волновала. Важно учиться развивать интерес к себе самому: какой я, что я люблю, что для меня неприемлемо, что приносит мне радость, что огорчает, что я умею делать, о чем мечтаю и т.д. И такой же искренний интерес – к партнеру, к его жизни.
  • Развивать навыки принятия, уважения и учитывания партнера. Они базируется на умении проявлять интерес. «Я познаю, какой это человек, я его принимаю и уважаю его, его границы, его выборы, я учитываю то, что важно для него». Отсутствием уважения, принятия и учитывания мы тоже ранены почти все. И эти навыки тоже важно учиться развивать по отношению к себе и по отношению к партнеру. Если есть уважение к себе, то уважение и принятие партнера не приведет к жертвованию собой. «Какой я и что для меня важно? Какой он – мой партнер и что для него важно? Как нам бережно совместить наши «важно»?»
  • Развивать умение адекватной заботы и заинтересованности в жизни и развитии партнера. Неадекватной заботой мы тоже многие ранены (у кого перебор, у кого недобор). Важно учиться заботиться о себе – сохранять свою жизнь и здоровье. И учиться проявлять внимательность и заботу по отношению к партнеру, но не удушающую, не инвалидизирующую, а нежную и приятную, это совместный поиск баланса адекватной заботы.

(Чтобы все это стало возможным, важно, конечно, учиться разговаривать друг с другом, строить открытый и конструктивный диалог.)

Также можно ответить для себя на следующие вопросы. Ответы на них помогут привнести ясность в контекст собственных ожиданий и представлений о любви (Что происходит сейчас? Что я хочу, чтобы происходило? Что я могу предложить или о чем попросить партнера?) А если есть возможность попросить и партнера на них ответить и обсудить результаты с партнером, то можно сразу в явном виде о многом договориться.

  • Что такое для меня «любовь», «любить»?
  • Как я чувствую и понимаю, что люблю партнера? Т.е. чего такого я должен в себе заметить (в своих ощущениях, своих действиях), чтобы быть уверенным, что люблю этого человека.
  • Как я чувствую и понимаю, что партнер любит меня? Т.е. если бы он мне не говорил, что он меня любит, через какие его действия я бы понимал, что он меня любит, или через какие свои ощущения.
  • Как я выражаю свою любовь партнеру сейчас? А как я бы хотел выражать свою любовь в идеальных условиях?
  • Как партнер выражает свою любовь сейчас? А как я бы хотел, чтобы партнер выражал любовь в идеальных условиях?
  • Что я готов делать для поддержания нашей любви и отношений?
  • Что я хочу, чтобы партнер делал для поддержания нашей любви и отношений?
  • То, что сейчас происходит в отношениях, насколько соответствует моему пониманию любви? Насколько я доволен этим соответствием/несоответствием? Что можно предпринять, чтобы стало хорошо?

Когда будете читать ответы, обратите внимание на следующее:

  • Не похоже ли то, чего вы хотите от партнера, на то, чего вы хотели получать от родителей в детстве и недополучили? Если похоже, то, вероятно, это «фонят» детские дефициты. И в данном случае ясность – дает хорошую возможность научиться восполнять эти дефициты.
  • Есть ли баланс в том, что вы готовы делать для партнера и хотели бы получать от партнера? Если баланса нет или баланс выводится из разных областей («он приносит деньги, а я за это занимаюсь с ним сексом»), то, вероятно, это искажения, о которых говорилось выше.

Хочу все прямо сейчас!

Очень хочется что-то получить, что-то уметь, что-то иметь, чем-то стать, кем-то себя почувствовать, чему-то научиться… И все это прямо сейчас, а еще лучше вчера, а еще лучше изначально чтобы все хорошо было. Хочется чувствовать свою ценность, уметь формировать, обозначать и защищать свои границы, заявлять о себе и являть миру себя и свои таланты, формировать здоровые близкие отношения и зарабатывать хорошие деньги. И все это нужно сейчас, чем раньше, тем лучше. Если бы это было вчера — было бы еще лучше, но можно хотя бы прямо сейчас, я согласна получить все это сегодня. А нету! И когда будет — неизвестно. Хочется злиться. Или впадать в отчаяние. Или все-таки злиться? Или все-таки в отчаяние? От того, что нужно, от того, что нету, от того, что еще долго к этому идти. Хочется злиться на психотерапевта. За то, что так долго к нему хожу, а все нету и нету. Хочется злиться на родителей. За то, что не дали, и отняли, и вообще… Хочется злиться на себя. За то, что гребу-гребу и все никак. И потом снова впадать в отчаяние.

Но… Если остановиться, задуматься, прислушаться к себе… Никто не может мне всего этого дать кроме меня самой. Да, должно было быть иначе, изначально все должно было бы сложиться хорошо в каком-то идеальном мире. Но не сложилось. Просто факт. Уже состоявшийся. Иллюзии и фантазии о том, что могло было бы быть как-то иначе нужно аккуратненько похоронить и оплакать, отстрадать и отпустить. И прийти в реальное, которое есть по факту. А в реальном есть психотерапевт, который, злыдень, — не дает мне все это добро вместо родителей, уж сколько времени и денег, а все не дает. И в реальном тоже фантазии и иллюзии похоронить и оплакать. Потому что у терапевта — терапевтово, его собственное, он мне ничего дать не может, только показать может (жадина!). А даже если сердобольный и спасающий попадется и что-то свое попытается отдать — не приживется оно у меня. Трансплантацию органов психики еще не научились делать. Вот же западло! Все у него есть — и отношения строить умеет, и ценность свою чувствует, и границы у него что надо. А просто так подойти, ударить по голове и отобрать — невозможно. По хорошему договориться или купить — тоже невозможно. И что тогда?

А тогда вдох-выдох, вдох-выдох и нежно и кропотливо выращивать свое, терпеливо и с любовью. Свое — оно есть. Убить его невозможно. Оно живо. Просто завалено всяким хламом, чужим и своим, и спит, ждет своего часа. Разбирать завалы, освобождаться от грязи, находить ростки и семена и с любовью их взращивать. А это время. И силы. И терпение. И никаких «прямо сейчас» не получится. Хочется плюнуть, разозлиться и впасть в отчаяние. А смысл? Есть выбор, можно этого не делать, но тогда ничего не удастся получить, совсем, никогда. А хочется ведь. И… вдох-выдох, вдох-выдох, набираться терпения и двигаться дальше.

А чтобы не было так тоскливо и уныло идти вперед, можно взглянуть назад — на то, что уже было сделано. И в этом месте так легко все обесценить, сказать, что ничего не меняется, снова прийти с претензиями к терапевту, снова впасть в отчаяние. А можно не обесценить, можно увидеть, можно с любовью, бережно, воспринимая важность происходящего, рассмотреть каждый сделанный шаг, заметить каждый выкинутый кусочек хлама, каждый очищенный кусочек своего пространства, каждый кусочек чего-то взращенного своего. Можно увидеть, что и границы уже не такие, как десять лет назад, и с ценностью уже по-другому дела обстоят, и отношения с людьми уже строятся иначе. Какой-то путь уже пройден. И что-то уже получено. И получено это не от терапевта, не от родителей, а выращено самостоятельно. И это в разы ценнее. Тогда появляются силы идти дальше, появляется терпение и готовность взращивать себя еще и еще. Самостоятельно. Не надеясь, что кто-то что-то даст, немедленно и прямо сейчас.

Где взять любовь?

Хочет, хочется, очень сильно хочется любви. От партнера, от друзей, от коллег, от начальника, от продавщицы, от случайных прохожих. Хочется на ручки, хочется заботы, безусловного принятия, постоянного одобрения, похвалы, хочется, чтобы угадывали желания и помогали без слов, чтобы ценили и не обижали. Хочется. А нету. Как быть?

Кажется, уже не первую сотню раз я задаюсь этим вопросом, нахожу ответ, возможно, записываю его, а потом снова его ищу.

Есть красивые многим известные слова о том, что «надо взять на себя ответственность за свою жизнь, стать автором своей жизни, самому себя любить и ценить» и мол тогда все будет.

Да, я согласна с этим словами. Это все про взросление и про зрелость. И если к этому прийти, то все будет. Но как? Как к этому прийти, если сейчас я чувствую себя маленькой девочкой и хочу на ручки и любви ото всех сразу?

Часть первая. Разделить контексты и ответственность.

Упражнение 1. Выписать полные и подробные списки того, чего я хочу от каждой «категории» людей (от мужа, от подруги, от начальницы и т. д.), прочитать вслух, услышать саму себя, поплакать. Это про признание и принятие своих желаний. Бывает, что где-то в глубине души на ручки хочется, а признаться в этом даже самой себе — стыдно. И это непризнанное отвергнутое желание висит в пространстве мутной взвесью, вызывает тревогу и недовольство, а что именно происходит — непонятно.

Упражнение 2. Выписать полные и подробные списки того, чего хочется сейчас и чего хотелось в детстве от мамы, папы, бабушки, дедушки и других домочадцев. «Сейчас уже ничего от родителей не хочется. И вообще я уже взрослая, чего мне от них хотеть? Только чтоб здоровы были». Конечно, «ничего не хочется», ведь все эти желания перенаправлены на других людей (немного забегаю вперед). Поэтому. Погрузиться в «себя маленькую» и писать желания той маленькой девочки. Прочитать вслух. Поплакать. Это тоже про принятие и признание своих желаний. Которые в детстве не были удовлетворены, от которых пришлось отказаться, которые пришлось себе запретить, которые пришлось вытеснить из сознания, чтобы не было больно, чтобы выжить. Это очень сложное упражнение. Очень-очень-очень.

Упражнение 3. Сравнить списки из первого и второго упражнения. Отметить, чего такого хочется от мужа, друзей, коллег и т.д., чего хотелось в детстве от родителей. Выделить эти пункты. Потом вырезать их из первых списков и вклеить во вторые списки — туда, где им и место. Перечитать вслух. Поплакать. Когда человек не мог получить что-то от родителей, да к тому же еще и запретил себе это хотеть, вытеснил из сознания эти желания, он начинает хотеть этого от других людей. Как бы навешивает дополнительную роль, дополнительную функцию, дополнительную ответственность на других людей — ответственность родительской фигуры. Эти самые другие люди совершенно не в курсе, что они что-то такое «должны» этому человеку, что он от них ожидает каких-то родительских функций. В итоге человек снова не получает желаемое, снова травмируется, обижается и укореняется в убеждении «все плохо» («не любят», «не дают», «не понимают»). А эти самые люди разбегаются от него подальше, потому что не хотят выполнять чужую роль и нести чужую ответственность. Таки вот. Развести контексты и вернуть родителям их ответственность. Направить свои ожидания на тех, на кого они изначально и были направлены. Это тоже очень сложно. Потому что приходится сталкиваться с большим количеством чувств (о них ниже речь пойдет) от того, что ожидания не оправдались, желаемое не было получено. Даже увидеть это бывает сложно. И очень больно.

Упражнение 4. Еще раз пересмотреть оставшиеся списки из первого упражнения. И выбрать в них то, что относится не к взрослым партнерским отношениям, а к детско-родительским, даже если этих пунктов не было в списках из второго упражнения. Сделать это может быть непросто. Здесь очень уместна помощь человека, который умеет различать потребности детско-родительских отношений и взрослых, партнерских. Можно обратиться за помощью к психотерапевту. Выбрать и снова вырезать из первых списков и вклеить во вторые. Перечитать вслух, поплакать. Может быть такое, что в первых списках ничего не останется, только дырки. Часто бывает, что человек, переживший дефициты родительской любви и заботы, настолько «голоден», что, став взрослым, от отношений с другими людьми ждет только родительской любви и заботы.

Упражнение 5. Провести ревизию вторых списков. Чего хотелось и насколько это было получено. Это про то, чтобы выявить дефицитарные и ресурсные области. Чтобы понимать, что вот здесь у меня совсем дырка и мне придется с этой темой много разбираться. А вот здесь мне дали примерно половину того, что я хотела. Т.е. у меня есть позитивный опыт, просто его меньше, чем хочется. Но на тот опыт, который есть, уже можно опираться.

Упражнение 6. Перечитать родительские списки, обращаясь мысленно адресно к родителям. «Мама, я нуждаюсь в твой любви, мне нужна твоя любовь». «Папа, я хочу к тебе на ручки». «Мама, я хочу, чтобы ты меня хвалила». «Папа, я хочу, чтобы ты на меня не кричал и разговаривал со мной уважительно». Плакать, рыдать, бить кулаками, сворачиваться калачиком и дальше рыдать. Это про многое сразу. Принять свои желания, манифестировать их, заявить о них по адресу, окончательно снять ответственность за свои дефициты любви с прохожих и предъявить эти дефициты символическим родителям, прикоснуться к боли от того, что все это не было получено в достаточном количестве и качестве. Важно: заявлять об этом реальным родителям на данном этапе в большинстве случаев бессмысленно, просто испортятся отношения. Здесь идет работа с символическими родителями — внутренним образом родителя.

Что в итоге. Желания признаны и приняты. Детские ожидания любви и заботы перенаправлены со всего мира на тех людей, с которых они и начались и кому на самом деле предназначались, — на родителей. И теперь уже есть понимание, что я хочу любви и угадывания желаний не от мужа, а от мамы, похвалы не от начальника, а от папы. И так далее. Теперь есть ориентир. Если от кого-то чего-то хочется, можно свериться, действительно ли я хочу этого от того человека или я сейчас навешиваю на него функцию родителя. Есть опора на позитивный опыт. И есть видение особенно уязвимых областей.

Часть вторя. Работа с чувствами.

Что возникает из-за неудовлетворенных желаний? Очень-очень много боли. А еще много обид, претензий. За обидами стоит много гнева. И с этим лучше работать в терапии. С одной стороны, гнев нужно себе разрешить, у многих есть установка «на маму нельзя злиться». С другой стороны, нужно суметь не обрушить весь этот гнев на реальную маму в неэкологичной форме. Если обрушить, мама, скорее всего, все равно не поймет и не примет, а у человека будет чувство вины, что маму обидел.

Тут длинная цепочка: разрешить себе хотеть (любви, заботы, внимания и т. д.) и принять свои желания; разрешить себе хотеть этого от родителей; принять и признать, что вовремя все это не было получено; принять и признать свои обиды и претензии за это; принять и признать и прожить свой гнев.

В процессе этой цепочки случается вот что: человек уже разрешил себе хотеть, дал себе право иметь, дал себе право просить, почувствовал свой гнев и свою силу. И все это может перерасти в требование. «Я имею право на любовь! Они должны были меня любить! Недолюбили!!! Где положенная мне порция родительской любви? Где, я вас спрашиваю?! Хочу!!! Хочу!!! Хочу немедленно!!! Пусть долюбят!!! Иначе где мне все это взять?!»

И тут должна произойти встреча с еще одним болезненным чувством. С потерей, утратой, скорбью. То, что недодали, — уже недодадут, это потеряно. Вот там, тогда, в далеком детстве, именно от родителей. Этого не было и не будет. Это важно увидеть, принять и отгоревать. В этом месте возникают вопросы «почему со мной так?», «за что мне такая судьба?», «чем я это заслужила?». Появляется чувство несправедливости. Увы. Дерьмо случается. Культурно-исторический контекст был таков, что вот конкретно этот человек родился у конкретно этих родителей в конкретно это время и конкретно таким образом не получил любви. Все. Факт. Свершившийся. Да, это несправедливо. В этом месте выбор. Оставаться жертвой несправедливости или идти дальше, отгоревав потерю и несправедливость.

Почему важно признать это как потерю и отгоревать? Если этого не сделать, то к родителям так и будет направлено ожидание любви. И оно будет фонить в отношениях с другими людьми. Но удовлетворения так и не будет. А функция горевания в том, чтобы развязать эту связь, освободить энергию, которая направлена на недоступный, недостижимый объект. И направить эту высвободившуюся энергию на доступный и достижимый объект. А это уже следующий ход.

Часть третья. Стать себе родителем.

Все, потеря родительской любви принята и отгоревана. Ждать любви больше не откуда. Самое время начать любить себя самостоятельно — как раз направить энергию на доступный объект — на себя. Из того списка ожиданий многое можно сделать самостоятельно. Многие дефициты можно восполнить в психотерапевтической работе со специалистом, а потом научиться давать себе это самостоятельно. А что-то из этого нужно принять просто как невосполнимую потерю. Можно покормить себя из бутылочки с соской молоком, восполняя дефициты соответствующего возраста. Можно даже символически побыть у терапевта «на ручках» и попить молочка из бутылочки, чувствуя при этом контакт с живым человеком, получая принимающий, одобряющий, отражающий взгляд глаза в глаза — это может дать новый опыт безопасности, принятия, глубокого контакта, хорошего отражения, хорошего удовлетворения потребностей. Но вот такой вот опыт получить с мамой и ее грудью — это уже невозможно, это та потеря, которую нужно пережить.

И тогда уже любовь появляется внутри самой себя. Можно слышать и удовлетворять свои желания. Можно себя хвалить и одобрять. Можно себя ценить. Можно давать себе внимание. Можно символически брать на ручки маленькую себя. Можно о себе заботиться и не давать себя в обиду, защищать себя, делая это экологично. Это и есть ответственность за свою жизнь. И тогда я ее не перекладываю на других, потому что сама могу. Не жду чего-то снаружи, потому что все есть внутри. И люди уже не разбегаются, потому что я не навешиваю на них чужих ролей.

Итого.

Разделить контексты: где взрослые ожидания от других людей, а где детские ожидания любви от других людей, которые на самом деле направлены на родителей. Принять свои желания. Принять и прожить боль от неудовлетворенных желаний. Принять и прожить гнев от неудовлетворенных желаний. Принять и прожить утрату, скорбь от того, что что-то не было получено и получить уже невозможно. Научиться восполнять свои дефициты самостоятельно. Наслаждаться и радоваться жизни.

10 сентября 2016