Быть собой, быть счастливым

Профессиональная поддержка на пути к себе

Tag: ясность

Любит — не любит? Любовь «настоящая» и «не очень».

Любит  не любит Любовь настоящая и не очень

Часть 1. Любит – не любит.

«Я люблю мужа, муж любит меня, но почему-то всё своё свободное время он проводит с ней» — говорила Светлана. Её муж Андрей уже полгода встречался с Олесей. Жить он продолжал со Светланой и уверял её, что любит только её, а Олеся «так просто, для секса».

Светлана много раз повторяла, что она очень любит мужа, а муж очень любит её. Однако на вопрос, как она понимает, что муж её действительно любит, Светлана задумчиво ответила «Получается… только с его слов».

Ольга и Сергей встречались почти два года, уже год как жили вместе. Ольга задавалась вопросом, почему Сергей не делает ей предложение, ведь он все время говорит, что очень сильно её любит. На вопрос, каким образом Сергей проявляет свою любовь, Ольга тоже не нашла ответа.

И Светлана, и Ольга выражали свою любовь сходным образом: активная забота, решение всех бытовых вопросов, готовка чего-нибудь вкусненького для любимого (вопреки собственным вкусам), жертвование своим временем, чтобы сделать что-нибудь для него, готовность откликнуться на любые его желания – бытовые, сексуальные и даже материальные (обе зарабатывали больше мужчин), «спокойное принятие» в ответ на обидные слова и поступки.

Любил ли Андрей Светлану, а Сергей Ольгу? Думаю, да. В том смысле любви, когда любовь означает, что «объект очень нравится и с объектом очень хорошо». Примерно так можно любить мороженое и ортопедический матрас: с мороженым вкусно, а с матрасом – удобно и спина не болит. Это объектная форма любви, свойственная маленьким детям, любить иначе они еще не умеют, т.к. не различают в другом человеке – человека.

А как любят своих мужчин Светлана и Ольга? Тоже объектно. Но по другому сценарию: нужно догадаться, что нужно сделать для «любимого объекта», чтобы получить от него «любовь», т.е. услышать заветные слова «я люблю тебя». (Тут мне вспоминается обезьянка и «проблемный ящик»: обезьянке нужно догадаться, на какие кнопочки нажать, чтобы ящик открылся и из него выпал банан. Любит ли обезьянка «проблемный ящик»?)

Так, мужчины в этих историях любят свой комфорт. А женщины любят свой вклад в этот комфорт (чувство нужности, значимости) и слова «я люблю тебя», которые создают для них иллюзию любви, хотя по факту получается использование и в чем-то даже насилие (такая форма любви бывает характерна для людей с выраженной созависимой структурой). Но и те, и другие ожидают родительской любви, пытаясь получить её разными способами.

В детстве, в зависимости от взаимоотношений с родителями, у ребенка может сформироваться искаженная склейка любви и «не любви». На одном полюсе искажений «любовь это когда мне все всё должны давать просто так». На другом – «любовь надо заслужить, для этого надо подставляться под насилие и использование». При этом нет понимания/чувствования самого чувства любви, но есть просто вера в слова «я люблю тебя», что бы ни происходило в реальности.

В терапии можно отделять зерна от плевел, любовь от искажений. Освобождаться от иллюзий и ожиданий, постепенно проживать чувства, которые склеены с любовью или преграждают путь к любви, постепенно восстанавливать собственную способность любить и принимать любовь, постепенно формировать умение любить зрело и постепенно научаться отличать любовь от всего остального.

Часть 2. Любовь «настоящая» и «не очень». Развивать умение любить.

В психологии и философии есть много описаний того, какая она – настоящая зрелая любовь здорового зрелого человека. Я прям даже несколько демотивирусь, когда понимаю, насколько далека реальность от идеала. Что делать, если любить и строить отношения хочется уже сейчас, а научиться зрелой любви в один момент – невозможно?

Становление зрелым здоровым человеком – это процесс. Развитие способности к зрелой любви – это тоже процесс. Я считаю нормальным, что двое могут стартовать из той точки, где каждый хочет удовлетворения своих потребностей, где любовь еще «объектная». То, что в этой точке возможно сделать – это потребности прояснить и договориться, как их возможно (и возможно ли в этой паре?) удовлетворять экологично, эффективно и без ущерба друг для друга. А дальше уже совместно развивать способность к зрелой любви. Начать можно с трех шагов:

  • Развивать искренний интерес. Непредвзятый интерес, не из позиции «каким ты должен быть», а «какой ты, оказывается, есть?» Многие из нас ранены отсутствием такого искреннего интереса в семье, где были только ожидания от ребенка, а реальность никого не волновала. Важно учиться развивать интерес к себе самому: какой я, что я люблю, что для меня неприемлемо, что приносит мне радость, что огорчает, что я умею делать, о чем мечтаю и т.д. И такой же искренний интерес – к партнеру, к его жизни.
  • Развивать навыки принятия, уважения и учитывания партнера. Они базируется на умении проявлять интерес. «Я познаю, какой это человек, я его принимаю и уважаю его, его границы, его выборы, я учитываю то, что важно для него». Отсутствием уважения, принятия и учитывания мы тоже ранены почти все. И эти навыки тоже важно учиться развивать по отношению к себе и по отношению к партнеру. Если есть уважение к себе, то уважение и принятие партнера не приведет к жертвованию собой. «Какой я и что для меня важно? Какой он – мой партнер и что для него важно? Как нам бережно совместить наши «важно»?»
  • Развивать умение адекватной заботы и заинтересованности в жизни и развитии партнера. Неадекватной заботой мы тоже многие ранены (у кого перебор, у кого недобор). Важно учиться заботиться о себе – сохранять свою жизнь и здоровье. И учиться проявлять внимательность и заботу по отношению к партнеру, но не удушающую, не инвалидизирующую, а нежную и приятную, это совместный поиск баланса адекватной заботы.

(Чтобы все это стало возможным, важно, конечно, учиться разговаривать друг с другом, строить открытый и конструктивный диалог.)

Также можно ответить для себя на следующие вопросы. Ответы на них помогут привнести ясность в контекст собственных ожиданий и представлений о любви (Что происходит сейчас? Что я хочу, чтобы происходило? Что я могу предложить или о чем попросить партнера?) А если есть возможность попросить и партнера на них ответить и обсудить результаты с партнером, то можно сразу в явном виде о многом договориться.

  • Что такое для меня «любовь», «любить»?
  • Как я чувствую и понимаю, что люблю партнера? Т.е. чего такого я должен в себе заметить (в своих ощущениях, своих действиях), чтобы быть уверенным, что люблю этого человека.
  • Как я чувствую и понимаю, что партнер любит меня? Т.е. если бы он мне не говорил, что он меня любит, через какие его действия я бы понимал, что он меня любит, или через какие свои ощущения.
  • Как я выражаю свою любовь партнеру сейчас? А как я бы хотел выражать свою любовь в идеальных условиях?
  • Как партнер выражает свою любовь сейчас? А как я бы хотел, чтобы партнер выражал любовь в идеальных условиях?
  • Что я готов делать для поддержания нашей любви и отношений?
  • Что я хочу, чтобы партнер делал для поддержания нашей любви и отношений?
  • То, что сейчас происходит в отношениях, насколько соответствует моему пониманию любви? Насколько я доволен этим соответствием/несоответствием? Что можно предпринять, чтобы стало хорошо?

Когда будете читать ответы, обратите внимание на следующее:

  • Не похоже ли то, чего вы хотите от партнера, на то, чего вы хотели получать от родителей в детстве и недополучили? Если похоже, то, вероятно, это «фонят» детские дефициты. И в данном случае ясность – дает хорошую возможность научиться восполнять эти дефициты.
  • Есть ли баланс в том, что вы готовы делать для партнера и хотели бы получать от партнера? Если баланса нет или баланс выводится из разных областей («он приносит деньги, а я за это занимаюсь с ним сексом»), то, вероятно, это искажения, о которых говорилось выше.

Ускользающая рыбка. Про ясность в отношениях.

 Ускользающая рыбка Про ясность в отношениях

Вы когда-нибудь ловили рыбу руками? Знаете, такие шустрые мелкие рыбёшки порой подплывают к берегу Черного моря после шторма, и так и хочется их поймать. Мчишься за такой рыбкой, протягиваешь руку, в воде кажется, что вот она уже в твоих руках, сжимаешь ладони, чувствуешь щекотку от коснувшегося кончиков пальцев рыбьего хвоста, и… видишь, что эта баловница уже в метре от тебя. Мчаться ли за ней снова?

Или, может, держали в руках только снятую с крючка небольшого или среднего размера рыбку? Вот держишь ее, она в ладонях лежит смирно, любуешься ею, а потом она как изовьется всем телом и… уже ускакала дальше по болотам, уплыла в смысле.

Вот так порой бывает в отношениях. Мучает какой-то вопрос. Хочется обсудить его с партнером. Готовишься: обдумываешь, слова подбираешь, чтобы и точно сказать, и не обидеть. Встречу назначаешь. Набрав воздуха в грудь, как перед нырком, выкладываешь все. И партнер вроде слушает. И вроде услышал. И вроде сейчас ответит. А потом рррррааазззз — он буркнул что-то непонятное и уже стоит в коридоре в ботинках, как та рыбка.

Нет ясности, нет взаимного понимания и синхронизированного взгляда на вопрос. Партнер или ничего не отвечает. Или отвечает что-то в духе сказки «ни с подарком, ни без подарка, ни голая, ни одетая, ни пешком, ни на лошади» — что-то ответил вроде, вроде даже по делу. А вот никак это вопрос не прояснило и никак не помогло. Спросить бы его еще раз — а он уже освоил телепорт и ускакал по болотам.

Ускользание это, рыбье, часто свойственно людям с выраженной контрзависимой структурой, людям с зависмостями. Страшно брать на себя ответственность. Отвественность, которая откроется в ясности. Страшно сталкиваться со своими чувствами. Чувства, которые проступят, наконец, в ясности, и придется с ними что-то делать. Страшно сталкиваться с собой, собой реальным, своими желаниями, своими действиями. Страшно сталкиваться с партнером, реальным, а не своими иллюзиями и ожиданиями. Страшно сталкиваться с реальностью в отношениях. Проще ускользнуть: создать видимость ответа или проигнорировать вовсе.

Но невозможно строить реальные отношения, если нет ясности, если нет синхронизации взглядов. Часто люди думают, что «и так понятно, что происходит», «я и так знаю, чего он/она хочет», «зачем договариваться, если и так все понятно». А потом оказывается, что всё совсем не так, желания были разные, ожидания были разные. Один уже мчался в загс, а для другого был «просто секс». Один говорил на своем «языке любви», а другой его не слышал, потому что у него другой язык. Говорили одно и то же слово, а подразумевали разное. Спорили о разном, а, оказывается, говорили об одном и том же.

Но что же получается? Один ускальзает, а второй жертва? Нет, обычно второй тоже боится ясности и боится увидеть реальность. Не столкнуться с реальностью и страдать из-за ускользающего партнера проще, чем с реальностью столкнуться и… в ней может быть что угодно, как боль, так и радость. Второй убегает через то, что не задает вопросов («а зачем? мне же все равно не ответят»), через то, что позволяет убежать, не получив ответа, через то, что продолжает год за годом оставаться в таких отношениях, надясь, что что-то поменятся.

Поэтому так важно для обоих партнеров работать с чувствами. Учиться различать их, учиться их выдерживать (выдерживать свои собственные чувства, как свои пальцы, например, или свои зубы). Чтобы не бояться столкнуться с ними в ясности. И еще глубже — учиться видеть себя, чтобы не бояться столкнуться с собой в реальных отношениях. И вместе с этим учиться такому простому, казалось бы, и одновременно такому сложному — разговаривать друг с другом.